Волшебный вечер

Из этой главы читатель узнает много нового о применении изделий из верблюжьей шерсти, которые можно заказать на сайте «ЛЕОНАРДА».

Ближе к вечеру, но ещё довольно далеко до темноты, охотники начали подготовку ко второму своему выходу, для многих — самому результативному, но и самому трудному. Вечером уже в скрадке или шалаше не отсидишься, придётся стрелять с подхода, то есть топая по болотистому дну озера, заросшего камышом и осокой, скользя по кочкам собственными ногами. Утки активны вечером даже более, чем утром. Некоторые охотники далеко и не ходят, если боль в спине отдает дань усталости: просто стоят в удачно выбранных кустах и в время от времени получают ни с чем не сравнимое удовольствие от выстрела. Однако стайных перелётов пока нет, а потому на одном месте сегодня трофеев много не добудешь. Всё это подробно и неторопливо обсуждалось у костра. Александр сразу сказал, что ему добычи хватит, и он намеревается вечером просто отдохнуть. И Дмитрий решил составить ему компанию. Остальные обсуждали стратегию предстоящей охоты настолько увлечённо, что даже почти не досталось молодёжи рассказов о том, как болит спина после чрезмерного напряжения.

Решили разделиться: Степаныч с Владимиром будут следовать «самотопом» по бережку, почти посуху, а Лёха с Андрюхой по камышам на лодке параллельно, они и должны поднимать затаившихся уток. Утки бывают разными, а некоторые достаточно хитрыми и по-кошачьи живучими: даже заполучив абсолютно смертельный заряд дроби, способны улететь так далеко, что охотник уверен в том, что промахнулся. А хитрость их заключается в том, что опытные селезни просто не взлетают, даже услышав пару-тройку дуплетов. Зато на озере — на любом его участке — всегда присутствуют разные представители утиного семейства. Это чирки и кряквы, например, которые никогда не затаиваются. Услышав или увидев людей издалека, они снимаются с места и бросаются врассыпную, а впечатление создаётся, что отсюда улетели абсолютно все утки.

- Вот тогда как раз и нельзя расслабляться, - учит Степаныч. - Утки в камышах остаются, и их там много. Утром мы их уже кое-чему научили. Прячутся они в самых неожиданных местах и не летят, пока буквально в шаге её не спугнёшь. Поэтому оружие из рук не выпускать! Андрей, проверь-ка фонари, вечером наверняка пригодятся, не углядишь в камышах подранка.

Ближе к вечерней зорьке охотники выдвинулись за добычей. Александр прислонил ружьё к импровизированной скамье (на всякий случай) и потянулся за своей кружкой.

- Тебе налить? - спросил он Дмитрия.

- Конечно, как же на охоте без налить?

- Держи.

- Я вот как раз хотел спросить у тебя, где ты берёшь пояса и наколенники из верблюжьей шерсти? Я бы и себе взял, но более всего о жене беспокоюсь, прибаливает она постоянно.

- Это просто! Записывай. На сайте «ЛЕОНАРДА» делаешь заказ, и всё, что ты выберешь, поступит в ту аптеку, адрес которой ты укажешь в заказе. Тебя уведомят о поступлении. Всё! А что с женой такое?

- Да много. И по-женски — воспаление придатков там, и лечение цистита, считай, постоянное, хронический он у неё.

- Ну вот, милое дело, купи ей такой пояс. Да и себе купи, мало ли, возраст ещё молодой, но старость наступает всегда неожиданно. Лучше быть готовым, чтоб не сразу всё заболело. Я вот и не думал, что у меня так обернётся. Ещё и повезло.

- Расскажи, если не трудно вспоминать.

- Ну нет, не трудно. Всё-таки удалось уползти от смертушки. Лежу это я в яме и думаю: «Конец тебе, Сашко, пришёл.» Чуть повернусь — сознание теряю. Переломы были сложные — все четыре. Но даже не это самое страшное. Холод! А у меня работа сидячая, я вот и к охоте пристрастился, чтобы хоть иногда подразмять косточки. Остеохондроз был повсеместный, не то, что у Володи с его пианисткой. Это правда, у всех он есть. И да — в разной степени. Но если вот так сидишь полгода, а потом даёшь большую нагрузку позвоночнику, лечение остеохондроза ни одно не поможет. Нужно образ жизни менять. Не застаиваться. Вот в тот день я сначала нагрузился неожиданно и непомерно, разогрелся, а потом упал и пролежал больше суток без движения в яме, где ночью на дне вода замёрзла. Представь — у меня одна нога подо льдом оказалась! Так обычный поясничный остеохондроз позвоночника превратился в совсем другое.

- Я так и думал. Это грыжа межпозвоночного отдела?

- Межпозвоночного диска.

- А, ну да.

- Сложное заболевание, опасное. Считай, весь опорно-двигательный аппарат на нём держится, на позвоночнике.

- У меня то же самое подозревают. Даже боюсь обследоваться.

- Ничего себе! Бегом беги по врачам, чтобы всё вовремя сделать и без операций обойтись. Я думал, что уже не пойду ногами после операции. Долго и перед этим лежал, пока переломы сращивали. Мне далеко не сразу операции по Илизарову сделали, со штырями. Несколько месяцев по разным больницам валялся. А от Илизарова вроде даже пошёл ногами сразу, прямо со спицами, как надо. Не успели снять аппараты с ног, как — здрасьте, опять лечение - грыжа. Отделов позвоночника у человека несколько, и в принципе она хоть где образоваться может, наверное. Смотря какой участок нагружаешь. Боли и при остеохондрозе иногда бывают нестерпимыми, даже спать не дают. Ну, а когда грыжа — вообще караул.

- Вот у меня не то, чтобы нестерпимые боли в спине, в области копчика, но спать без анальгина никак удобно не уляжешься. Вроде прилёг. Через минуту снова потихоньку ноет, ноет, ноет: повернись, положи что-нибудь под правую ногу, а, нет — под левую. Да нет. Точно — под правую, а ещё лучше — обе ноги на подушку взгромозди. А теперь не ори, потому что на секундочку по-настоящему больно будет... Сожрёшь таблетку — спишь через четверть часа. Не сожрёшь — до утра можешь так проворочаться.

- Знакомо... Все симптомы остеохондроза. И лечение, как правильно Володя сказал, до конца довести уже не получится. Диски не восстановятся меж позвонками. Но чуть улучшить состояние можно. А потом поддерживать его. Опять же — пояс из верблюжьей шерсти считаю лучшей поддержкой. Но лечение остеохондроза позвоночника — своим чередом, поскольку пояс — не панацея...

Сумерки наступили как-то сразу: только что был день, и в течение нескольких минут он окончательно погас, словно человек не спеша уходил по широкой улице и неожиданно свернул за угол. Пальба в округе не прекращалась ни на минуту. Александр вдруг замолк, напрягся, нашаривая что-то около своих ног. Нашёл большую картофелину, чуть приподнялся, швырнул её мощным броском куда-то в камыши озера. И тут же схватился за ружьё, потому что неподалёку от места приводнения несъеденного овоща поднялись на крыло две утки. Прогремел выстрел. А потом Дмитрий облачился в болотные сапоги, взял фонарь и с полчаса шарился в камышах. Одну нашёл, другой - след простыл.

- Ну, ты мастер! - восторженно восклицал весь остаток вечера Дмитрий. - И как ты их заметил?!

- Да просто трава шевельнулась. А потом ещё раз. Приплыли, спрятались и затихли. Но не тут-то было! - смеялся Александр.

- Ничего себе, реакция у тебя! А всё — больной, больной... Да ты здоровей любого!

- Стараюсь, - соглашался Александр. - Сейчас посмотришь, как настоящие охотники возвращаются. Слышишь? Идут.

- Теперь слышу.

Но первой неслышно прибыла лодка. А в ней — целая гора дичи! Добрели и старшие — усталые, но довольные.

- Ну что, пора на посошок?

- Да. Заканчивается наш праздник. И завтра на работу.

Такого хохота за последние сутки это озеро не слышало. Слишком насыщенный день выдался, который по впечатлением спокойно мог бы вместить в себя дней пять-шесть из обычных. Самое интересное то, что эту прекрасную избыточность ощущали абсолютно все, а длинная суббота обещала насытить событиями ещё и завтрашний день. Утром наверняка все зорьку проспят, но всё равно снимут ещё по нескольку птиц даже после десяти утра. А потом повезут трофеи домой — жёнам (чаще всего не слишком радостным: во-первых, мужчины где-то там неконтролируемо выпивали, во-вторых — вот эту гору птицы нужно ощипать и пустить в дело).

Ощипывать нужно умеючи или применить верный мужской способ, которым пользуются на природе: снять пух и перья вместе с кожей, да и всё. Однако такое — редкий случай в домашних условиях. Почти у всех стоит в кладовке «технический» утюг. Птицу заворачивают во влажное полотенце и аккуратно легонько проглаживают. Пух и перо отваливается практически само, к тому же — сухое, в отличие от способа с обливанием кипящей водой. Но это всё будет потом, а пока у наших героев ещё почти половина уикенда впереди, так пожелаем же им удачи, ни пуха, ни пера, лишь весёлых разговоров об опасностях, которые приносит остеохондроз.

Предыдущие главы

«« вернуться в рубрику «Рассказы о здоровье»