Верблюд исключительный продукт природы

Двугорбый верблюд

Неделями в облаках пыли, обжигаемый палящим солнцем, идет караван по раскаленной пустыне. Невыносимо мучает жажда, губы потрескались от жары, на зубах песок... Чтобы одолеть такой путь, нужны незаурядные мужество и выносливость. Кажется, на это можно отважиться лишь в случае крайней необходимости. Но нет! Люди давно проникли в пески, вырыли колодцы, проложили тропы. Целые народы приспособились к жизни в пустыне и даже не представляют, как можно жить иначе.

История не сохранила воспоминаний, как происходило освоение пустынь. Известно лишь: не будь на земле верблюда, мы бы до сих пор не знали, что находится в центре пустынь. Ведь совсем недавно человек научился строить машины-вездеходы и изобрел вертолет. До этого путешествовать по пустыне можно было только на верблюде. Это он, великий труженик и друг человека, подарил пустыню людям.

Давным-давно человек обратил внимание на чрезмерную выносливость верблюда, но только в наши дни ученым удалось разгадать некоторые его тайны. Из крупных зверей только верблюд чувствует себя в пустыне как дома. Только здесь да в сухих степях он и может существовать.

Если вы приглядитесь к верблюду повнимательнее, будете поражены, насколько предусмотрительной оказалась природа. Тело верблюда покрыто длинной густой шерстью. Эта шуба одинаково хорошо предохраняет его и от жгучих солнечных лучей, и от ночного холода. А под шубой толстенная кожа, в два раза толще, чем у быка.

Человек и все теплокровные животные очень чувствительны к изменению температуры своего тела. Вспомните, стоит ей повыситься на 2-3 градуса — и у вас уже начинает болеть голова. Плохо переносит человек и понижение температуры тела. Если она падает всего на 2 градуса, он теряет зрение и слух. Для верблюда же такие колебания температуры — явление нормальное. Ночью, когда в пустыне холодно, температура тела верблюда падает до 35 градусов. Днем же повышается до 40,5 градусов. Если воздух на полградуса-градус прохладнее (а так обычно и бывает), верблюду совсем не жарко, он свободно отдает наружу весь накопившийся в теле избыток тепла.

Днем песок накаляется до 60-70 градусов, и ни теплая шуба, ни толстая кожа не спасли бы верблюда от ожогов, не будь у него на груди и ногах огромных мозолей. Когда верблюд ложится, с раскаленным песком соприкасаются только те участки тела, которые покрыты мозолями. Верблюды — парнокопытные животные. Но ходят они, опираясь не на копыта, а на сильно огрубевшие подушечки пальцев. Легко и непринужденно идет караван по сыпучим пескам, там, где быстроногие кони давно бы выбились из сил.

Трудно в пустыне с едой. Лишь изредка попадаются стебельки солянок да кустики верблюжьей колючки. Ни лошади, ни коровы не едят эти растения. Только верблюд охотно лакомится ими. А что они жестки и колючи, не беда. Нёбо, щеки, язык верблюда покрыты жесткими сосочками. Колючая проволока — и та верблюду нипочем. С ранней весны до зимы зеленеют побеги верблюжьей колючки. В ней не только питательные вещества, но и витамины.

Набить желудок полдела. Можно и с полным желудком с голода умереть, ведь не всякую пищу удается переварить. Пищеварительные железы верблюда не вырабатывают ферментов, способных расщепить клетчатку, из которой почти целиком состоит его пища. Чтобы не умереть с голоду, приходится прибегать к чужой помощи. В большом трехкамерном желудке верблюда живут миллиарды микроорганизмов, они-то и расщепляют клетчатку. Микроорганизмы питаются поступающими в желудок растениями, накапливают в своем теле питательные вещества и размножаются в несметных количествах. А верблюд питается, как полагают некоторые зоологи, микроорганизмами, когда они с остатками непереваренной пищи продвигаются в другие отделы пищеварительного тракта.

Основной закон жизни в песках — экономия и бережливость. Пустыня так бедна кормами, что не всегда удается набить живот даже сухой колючкой. Нехудо в таких условиях иметь запасы на черный день. Так и поступают большинство грызунов, тащат собранные корма в глубокие норы. Верблюд носит свои запасы всегда при себе. Он запасает не сухие колючки, а жир. До 100-150 килограммов жира нагуливает верблюд, когда питается хорошим кормом. Жир откладывается не под кожей, как у большинства животных, а главным образом в горбах. Если бы он оказался у верблюда под кожей, животное погибло бы от перегревания. Ведь жир плохо пропускает тепло.

Верблюд очень экономно расходует питательные вещества. Его «коэффициент полезного действия» гораздо выше, чем у других животных. Так, отдыхающий верблюд тратит на 40 процентов энергии меньше, чем отдыхающая лошадь. Во время работы эта разница становится особенно заметной. Когда верблюд переносит груз, он тратит энергии в 3—4 раза меньше, чем лошадь.

В пустыне трудно добыть пищу, богатую белками и другими азотистыми веществами. А они очень важны для организма. Ведь без них невозможны рост и обновление клеток и тканей тела. К сожалению, часть азотсодержащих веществ в ходе белкового обмена превращается в очень ядовитое для организма вещество — аммиак. Чтобы избежать отравления, организм тотчас же инактивирует аммиак в мочевину, гораздо менее ядовитое вещество, которое с помощью почек выводится из организма. Верблюд не мог смириться с такими потерями азотистых веществ. У него большая часть мочевины из крови поступает в желудок.

Она и для верблюда является ядом, но он ее ест не сам, а предлагает несметным полчищам микроорганизмов. Для них мочевина не опасна. Переваривая позже микробов, верблюд возвращает азот в виде аминокислот в свой организм.

Как ни скудна пустыня кормами, еще скуднее она водой. Настолько бедна, что некоторые животные приспособились совсем обходиться без питья. Не беда, было бы много сочных зеленых растении, но они, если и появляются, то только на короткий срок весной. И некоторые зверьки, например кенгуровые крысы, живут, не выпивая ни капли воды.

Но жить совсем без воды нельзя, и животные вырабатывают ее в своем организме из жира и углеводов. Это умеет делать и верблюд. Но большинство животных не могут экономно расходовать воду, и двух дней не проживут за счет собственной воды. Другое дело верблюд. У него накопленный жир — и пища, и сырье для производства воды. Жир целиком «сгорает» в организме животного, образуя в остатке углекислый газ и воду, и при этом отдает организму большое количество энергии. Поэтому верблюд одновременно может обходиться без пищи и без воды. А воду расходует очень бережливо, только на самое необходимое. Это позволяет верблюду даже в самое жаркое время года до 45 дней обходиться совсем без воды. При этом, первые 15 дней он ежедневно съедает обычную порцию абсолютно сухого сена, и совсем незаметно, чтобы его мучила жажда.

Есть еще одно приспособление, позволяющее верблюду легко переносить недостаток воды. Когда человек оказывается в жарком климате, у него начинается обильное потоотделение. Так человеческий организм борется с перегреванием. При этом расходуется много воды и солей — ведь пот соленый. Если человеку долго приходится обходиться без воды, то потом, сколько бы он ни выпил, он не может восполнить потери. Не вся выпитая вода всасывается в кровь. Если бы она всасывалась вся, кровь стала бы очень жидкой, менее соленой, чем полагается, и это вызвало бы очень страшные для организма последствия. В первую очередь сильно набухли, а потом бы и лопнули красные кровяные тельца. Поэтому человек не может пополнить потерю воды, пока не восстановит утраченное количество солей. Верблюд же солей почти не теряет. И даже не чувствителен к значительным изменениям концентрации солей в крови. Красные кровяные тельца у него значительно прочнее. Они, разбухнув, могут увеличиться в 2 раза, и все же не лопнут. Поэтому измученный многодневной жаждой верблюд, выпив в течение 10 минут до 130 литров воды, сразу же становится совершенно здоровым.

Но верблюд запасает и саму воду. Она находится в водоносных мешках желудка, и в ней живут помощники верблюда — микроорганизмы. Даже когда верблюд много дней подряд вынужден обходиться без воды, в его желудке хранится микробный суп, чтобы в любой момент можно было бы немедленно смочить поступившую в желудок пищу и приняться за ее переработку. Ведь для верблюда любая пища дает не только энергию, но и воду. Поэтому, испытывая сильную жажду, верблюд не только не расходует, но, наоборот, даже пополняет запасы микробного супа.

Вот видите, какое поистине удивительное существо верблюд! Он одно из самых удачных созданий «конструкторского бюро» природы. Недаром человек еще в доисторические времена выловил и приучил диких верблюдов. Уже при фараонах ни в Сахаре, ни в аравийских песках не осталось ни одного дикого верблюда. Только в малодоступных районах высокогорной пустыни Гоби еще в наши дни доживают свой век, а может быть, уже и исчезли последние на Земле не прирученные человеком верблюды.

«« вернуться в рубрику «Рассказы о здоровье»