Щука

В этой главе читатель найдёт описание событий, не лишённых драматизма, он вместе с героями будет терпеть лишения, падать, подниматься, побеждать! И поможет сохранить здоровье (и, может быть, даже жизнь!) содержащий верблюжью шерсть «ЛЕОНАРДА» эластичный согревающий пояс.

Да, это точно была рыба. Степаныч застал друга, лежащего в луже на животе перед лункой. Что он там в лунке делал руками, рассматривать было некогда, а вот ноги... Ногами Владимир выполнял характерные движения пловцов брассом под восторженный предвкушением мат. Степаныч подбежал к семнадцатому флажку уже с шапкой в руке, которой он быстро прикрыл лунку, чтобы рыба не испугалась дневного света.

- Степаныч, багром давай, вот она!

Напарник ловко поддел щуку, каким-то образом безошибочно вычислив её местонахождение под водой. И потянул. В лунку смогла пролезть только морда.

- Держи крепче! - Владимир примотал леску к жерлице и помчался к палатке за пешнёй.

- Слышь, зубастая... - сказал Степаныч глотающей воздух рыбе: - Не дёргайся, да? И так тяжело. Ишь, прямо руку откусить может — зубищи-то в три ряда... Не суетись. Потерпи уж, раз попалась. Смирись.

Прибежал потерявший рукавицы Владимир. Лёд поддавался с трудом, толстый и крепкий. И когда работы оставалось почти столько же, Степаныч громко матюгнулся и даже застонал.

- Что такое? Межпозвоночная грыжа? - испугался Владимир.

- Да какая там грыжа! - заорал Степаныч. - Руби давай! Скорее! Уйдёт!

- Куда она уйдёт с багра и жерлицы...

- Другая уйдёт! Вон ещё флажок поднялся!

- А, сейчас-сейчас...

Щука была добыта большая, килограммов на шесть. Но друзья не имели времени на эту красоту полюбоваться. Вывалили её в ямку, сооружённую из ледяной крошки, где почти замёрзла специально налитая вода, и побежали к тринадцатой жерлице. Со второй щукой намучились. Дважды она почти сорвалась и едва не ушла. Последний раз — особенно испугались, ситуация стала даже опасной. Степаныч, теряя рыбу с багра, успел ухватить её правой рукой под жабры, намочив в ледяной воде рукав. Щука дёрнула и потащила, рыбак поскользнулся и резко упал с колен, крепко приложившись головой об лёд. Но щуку Степаныч уже не выпустил. Владимир перехватил багор, рыбу зафиксировали, лунку расширили. Еле вытащили. Первая показала на кантарике 5600. Вторая — 8200.

- Это не щуки, крокодилы какие-то, - засмеялся довольный Степаныч.

Пришло время учёта сопутствующих удаче неприятностей. У Степаныча правая сторона лица обещала в ближайшем будущем приобрести баклажанный цвет. У Владимира рукава мокрыми оказались буквально по плечо.

- Ишь, мордой-то как приложила меня, - Степаныч боли не чувствовал и продолжал веселиться, обнимая только что взвешенную щуку. - Вот за это я тебя съем с особенным удовольствием!

- Да уж, Степаныч, ты вообще поаккуратнее будь. Лёд неровный, виском вдарился бы — и всё! А ведь зима, холодрыга, земля замёрзла, могилку копать трудно. Имей совесть, не рискуй так.

- Ладно, - опустил возмущённую щуку в ямку с водой Степаныч. - Пошли переодеваться. Тоже, смотрю, мокрый?

- А то. Сколько на брюхе отползал. Под курткой и мокро, и льда набрал немеряно. Хорошо, шерстяной пояс плотный, к телу не пускает, но и он подмок, чую.

А в палатке было тепло и всё ещё пахло жареными окуньками. Переодевшись, приятели некоторое время отогревались снаружи и изнутри, и речи их постепенно оставляли вдалеке ту азартную возбуждённость, с которой они ввалились в эту пусть временную, но такую родную, тихую и почти тёплую гавань.

- Какая всё-таки полезная вещь этот верблюжий пояс. Эластичный, не жмёт, но прилегает плотно. А тепло-то как!

- Да уж, - согласился Степаныч. - По нынешней зиме и сынки, наконец, оценили полезность лечебных поясов из верблюжьей шерсти. Смотрю — даже на гулянку надевают.

- Молодцы! - обрадовался Владимир. - А как раньше над старичьём издевались — вспомнить приятно.

- Да больше ты над ними, - улыбнулся Степаныч. - Про пианистку специально соврал же?

- Ну, преувеличил, скорее. Так-то и правда видел такую в очереди, даже и поговорили.

- Женщинам вообще много достаётся болячек... Они ещё и рожают! Вот ужас-то.

- Страшно представить. Кстати, а для беременных делают такие шерстяные пояса? Ну, чтобы не простужаться.

- Видел там картинки — даже бандажи из верблюжьей шерсти делают.

- Жаль, немногие оценили. Про одеяла верблюжьей шерсти любого спроси — знают. А вот про медицинские пояса — нет. Альпака — вообще слово не в обиходе, даже, поди, не всякий уверен, что у альпака шерсть имеется.

- Ну, в интернете же есть. Постепенно найдут. Ещё и дефицитом будет, тьфу-тьфу. Прикинь, захотели мы купить новые носки из верблюжьей шерсти взамен изношенных или там пояс лечебный — а вот нету, всё разобрали!

- Сейчас дефицита не будет уже, Степаныч, при любом раскладе. Это тебе не старые времена. А вот то, что подорожает из-за повышенного спроса — факт. Пойду-ка я, флажки гляну.

- Ни хвоста, ни чешуи, - проводил его друг.

Но удача на сегодня сказала ласковое слово «хватит». Короткий зимний день заканчивался, пора настала собираться домой. Приедут они победителями, и помимо «крокодилов» привезут ещё и плотвичек с окуньками на уху и жарёху. Но главное даже не это. Ни сибирский мороз, ни ветер, ни опасности подлёдной охоты здоровья нашим богатырям не убавили. Скорее — наоборот! И верблюжья шерсть, согревающая поясницу, руки, колени и ступни весьма этому способствовала.

Предыдущие главы

«« вернуться в рубрику «Рассказы о здоровье»