По-семейному

В этой главе рассказывается о практической геологии и способах добычи подножного корма в полевых изысканиях, о разнице, которую представляют практические изыскания и теоретические. Здесь один из главных героев поближе познакомится с будущим зятем и его мировоззрением после того, как увидел в нём «своего человека», поскольку будущий зять, будучи молодым человеком лет весьма легкомысленных, уже надевает в морозы тёплый эластичный пояс из верблюжьей шерсти «ЛЕОНАРДА».

За столом Александр рассмотрел потенциального зятя уже пристально: длиннющий и моднющий Денис оказался словоохотлив, когда преодолел первоначальное стеснение. А может и не было стеснения никакого. Может, он тоже присматривался. И теперь понял, что любящий отец подруги не такой уж строгий папаша, а потому разговорился. На отношение Александра к новому знакомству повлиял, конечно же, тёплый верблюжий пояс, надетый на футболку под свитер. Как визитная карточка — наш, стало быть, человек. Оказалось, что Денис — геолог в третьем поколении, в этом году заканчивает здешний университет.

- А потом что? В поле? - поинтересовался Александр.

- Нет, скорее всего. Хочу в науку. Отец пять лет назад так и сказал, что толку от меня никакого не будет... Из Новосибирска редко выходят практики, это надо было, как он, в Томске отучиться — в политехе, например, или в классическом университете. Но я изначально не хотел в поле. Отцовыми воспоминаниями сыт. Да и дед много рассказывал. Вот где верблюжья шерсть необходима была бы. Но только однажды слышал, что у кого-то в экспедиции она присутствовала. Спальник был там у кого-то из верблюжьей шерсти, предмет всеобщей зависти и даже ссор.

- Но теперь-то вполне доступно любое снаряжение, не то, что раньше.

- Да что вы! Как раз раньше геологов экипировало государство: эластичные пояса из верблюжьей шерсти не выдавали, но зато фуфайки там, свитера, штаны ватные, кальсоны, калоши на валенки, полушубки даже овчинные. А сейчас всё сами. И денег на это дают очень мало. Из которых каждый ещё и сэкономить пытается. Это практически та же самая одежда для охоты и рыбалки. Попробуй подешевле экипироваться — замёрзнешь нафиг. Я вот был трижды на практике — насмотрелся. Один раз прошлой зимой — месяц. Думал, никогда уже не отогреюсь. Хотя меня снарядили отменно: термобелье, «аляска», штаны — ну, всё было правильным. Может, только согревающий пояс из верблюжьей шерсти бы не помешал.

- А чем там занимался?

- Разведку проводил, документировал керн, ну, это то, что с помощью бурения из земли вынимают. В двух местах работал. Сначала на стационарной буровой установке, пока её трактором на другое место не перетащили. Думал, что это место — ад. Ох, как ошибся! - Денис рассмеялся и попросил добавить в кружку кипяточку. - Опять замёрз, даже от воспоминаний. Там было так тепло и так много места, в тепляке том на буровой. А потом пришлось всё это же делать на улице, а ведь документирование при морозе — это что-то с чем-то... Иногда заходишь к бурильщикам погреться: пальцы не сгибаются, чтобы ватник расстегнуть. А под ним — три-четыре верхних слоя одежды друг с другом смёрзлись. Зима была нехорошая, как раз в мою практику три недели мороз под сорок градусов стоял. Так вот. Последние я дорабатывал «на ступе». Стоит «шишига» (ГАЗ-66), на нём вибрационный агрегат бурит. Хорошо, хоть промывать керн соляным раствором не потребовали, хотя могли. На таком морозе и рыхлая, без промывки, порода тяжело даётся. С промывкой я был бы ещё и мокрым! И не отойти никуда со ступы этой, даже погреться или чаю попить, так весь день и пашешь. И потом, там снега было метра три, не меньше. Бульдозером его выгребли до профиля, получилась яма. Все выхлопные газы на дне. Днём работаешь, а к вечеру блюёшь и всю ночь голова трещит.

- Да, не позавидуешь, - согласился Александр. - Как же твои родители так всю жизнь отработали?

- Им эта работа нравится, хотя теперь здоровья из-за этого маловато осталось: суставы ног болят, да и спина болит после каждого наклона. То, что я рассказал, отца не удивило, и ничуть его не обеспокоило такое будущее собственного ребёнка. За те его сорок полевых лет он и такое видывал. Я не занимался, например, разведкой русловых месторождений, не бурил вручную, не проходил штольню... Отец знает это всё не понаслышке. И ему действительно его работа нравится.

- Чем?

- Всем! - засмеялся Денис.

И начал взахлёб пересказывать то, что узнал от отца и деда. Про транспорт на лошадиной тяге, про полагающееся в экспедиции огнестрельное оружие и случаи его применения (здесь разговор надолго ушёл в охотничьи байки, поскольку раньше геологам давали лицензии на маралов, лосей и прочую живность, да и браконьерничали они изрядно). На санях, запряжённых лошадкой, Денису тоже покататься удалось, даже тетеревов пострелять, сидящих на берёзе. Пешком к ним лучше и не пытаться подойти. А вот на санях — можно, не видят они в лошадях никакой опасности. Рябчиков он бил даже с лыж, они прятались в снегу и прямо из-под ног выпархивали под выстрел.

- Ешь ананасы, рябчиков жуй... - процитировал, смеясь, Александр. - Когда успел, если работать приходилось целыми днями?

- Было время, когда буровую увезли. И ещё потом, перед тем, как перевели на ступу — вот тогда и всё, праздник кончился.

Из всего рассказанного Александр сделал вывод, что для практической работы геологом человеку непременно нужно быть экстремалом. И в Денисе все задатки экстремала явно присутствуют. Этот не пропадёт ни в тайге, ни в пустыне, ни во льдах, ни на болотах, видно по глазам, есть в них такого плана сумасшедшинка. И практика явно позовёт Дениса, даже если он пару диссертаций защитит. Вот только профессиональных заболеваний у геологов ничуть не меньше, чем у строителей, да они все практически те же. Нужно обязательно предостеречь будущего зятя (с этой мыслью Александр уже почему-то свыкся, раз уж парнишку этого Танечка полюбила). Пусть знает, насколько опасно переохлаждение, чем грозит остеохондроз позвоночника в любом его отделе, ведь избежать остеохондроза ещё никому не удавалось. Работа эта требует огромной выносливости, чисто физической. Здесь и тяжести поднимать придётся, и перенагрузки терпеть, да и травмы неизбежны. Артрит коленного сустава, артроз — всё те же проблемы.

Предыдущие главы

«« вернуться в рубрику «Рассказы о здоровье»