Докажи, что не верблюд!

Глава, из которой читатели узнают о пользе, которую приносит специальная одежда для охоты, а также познакомятся с главными действующими лицами.

Воздух на берегу болотистого озера, протянувшегося на несколько километров в длину, был ещё по-летнему густым и тягучим, с привкусом напитавшейся стоячей водой травы, уже созревшего камыша, полыни. Костерок горел, дружно закипали на нём подвешенные котелки: «первое» и «второе», как обозначил Степаныч, ну и чай, который, скорее всего, понадобится только завтра. С озерца явно тянуло прохладой, «прямо в радикулит», по выражению опять-таки Степаныча. Все присутствующие расположились лицом к огню, спиной к воде, иначе ветерок дымом глаза выест.

Компания собралась почти полностью традиционным составом: Степаныч, мужчина пятидесяти двух лет, обстоятельный, аккуратный, предусмотрительный, два его сына — Лёха и Андрюха, два его друга по работе — прежней и теперешней, и один человек почти случайный, к соседу Степаныча гость приехал и захотел открытие охоты посмотреть. Старинный коллега — Александр, он молчалив и довольно сильно прихрамывает. Зато деятелен и громогласен новый — Владимир, постоянно пересыпает разговор анекдотами, шуточками и разнообразными историями. А заезжего гостя зовут Дмитрием, и отметился он тем, что постоянно задавал какие-то странные вопросы. Например: - «А что нужно уметь для охоты, чем запасаться?» Здесь только ленивый не ответит, что умения особого не надо: наливай да пей, что припас.

По первой уже получилось, наладились по второй, хотя в большом котелке только-только начинала закипать богатейшая шурпа — бульон. Каждый, как водится, взял с собой не менее килограмма мяса, поскольку утки будут только завтра. В котелке обживались свинина, курица и огромный говяжий мосол. Это будет, как любит Степаныч, «первое». В котелке поменьше размером — срезанное со свиных рёбер мясо потихоньку поджаривалось с луком, и для него же Лёха с Андрюхой чистили сейчас картошку — исключительно тоненько и ровно ножами самодельными, острыми, словно бритва. Закусить первую и вторую, несмотря на неторопливость костровых, нашлось чем: тут и колбаса, и сыр, и огурчики с помидорчиками, и чеснок, и пирожки разнообразные. Главное же не это, а по-настоящему увлекательный и действительно мужской разговор.

Тема появилась практически одновременно с первым тостом. Когда Степаныч протянул кружку с водкой Александру, тот как раз больную ногу устраивал поудобнее. «Погоди, - говорит, - чулок поправлю». Чулком заинтересовались, даже пощупали. Слегка колючая вязанка, не похожая ни на что привычное. Посыпались вопросы. У тебя что, артрит коленного сустава? Это собачья шерсть или козий волос? И помогает? Александр улыбался и молчал. А когда версии иссякли, назвал друзей недогадливыми.

- Это верблюжья шерсть.

- Да ладно заливать! - вступил обрадованный случаем показать себя Дмитрий. - Я верблюда знаю, как облупленного, моя жена из верблюжьего волоса парики делает для театра. Совсем не такой!

- Может, это пух его? - засомневался кто-то.

- И пух не такой! - упорствовал Дмитрий. - Он более колючий.

- Это альпака, - пояснил Александр.

- Ну, так бы и сказал, что коза. А то ишь — верблюд...

Александр, всё так же хитренько улыбаясь, предложил всё-таки выпить сначала. За науку! А потом, когда железные кружки снова выстроились около сосуда с живительной влагой, легко доказал, что это милое животное из Южной Америки всё-таки из семейства верблюжьих, а не олень и, тем более, не коза. Прямо как у Шукшина — срезал! Но на него не обиделись, потому что знали: история появления на его ноге наколенника из шерсти альпака едва не завершилась трагедией.

- У меня и пояс такой есть. Может, потому и с вами сегодня. Болит спина. Врачи говорили, что вся моя дорога теперь только до кухни и туалета. Но вот!

- Я помню... - покивал головой Степаныч. - Нашли мы тебя тогда только на второй день. - а дальше рассказывал всем знакомую историю уже специально для Дмитрия: - Разошлись рано утром по засадам, по схронам, то есть, волков облавливали. А они, схроны-то, далеконько друг от друга. И погоды мерзкие стояли, холодно уже было, лёд не вставал, однако примораживало по утрам. Саня-то решил путь спрямить и провалился в яму — её под валежником не видать было. Переломал ноги жутко, потом промёрз... Ещё бы не было боли в спине, пояснице, да ещё ноги — отдельная беда. И хватились мы его только через сутки, когда не вышел к сбору. А пояс-то... Может, и не в нём сейчас дело. Врачи были хорошие. А вот если бы в яме той был на тебе — не так замёрз бы. На полспины, считай, защита. Хорошо, что хоть термобелье надел.

Он повернулся к сыновьям:

- Слышь, Андрюха. А ну-ка, поясницу-то прикрой, это не куртка у тебя, обдергайка какая-то. Пока здоров, беречься надо. Потом поздно пить боржоми, когда радикулит разогнуться не даст и лечение суставов пропишут. Пояс-то верблюжий носить не хочет! Колется ему. Неженка вырос.

- И должен покалывать. Это привыкнешь. Потом даже приятно. Дополнительный массаж. Можно же сначала другой стороной носить — хлопчатобумажной к телу, и привыкать постепенно, на пять минут буквально переворачивая шерстью.

Андрюха, смеясь, сел спиной к костру, мол, успокойтесь уже, как бабки старые, нашли тему для охотничьей беседы. Но, как ни странно, одежда для охоты и рыбалки у костра обсуждалась ещё долго. И даже молодёжь заинтересованно вставляла то вопрос, то восклицание. Конечно, в сорокаградусный мороз не спасёт никакое термобелье, если сидит охотник в засаде и не то что шевелиться, дышать нормально остерегается. Утки — что! Надел на голову венок из камыша, похожий на головной убор Чингачгука, и шагай на своём помосте, раскачивая сваи, вбитые прямо в болотце. Утки не заподозрят никакой засады. А вот настоящие таёжные звери — они очень чуткие. Добыть их можно только в очень светлую лунную ночь. А что такое светлая ночь для зимы? Это мороз. И тут не только пояс из верблюжьей шерсти, вполне правильно было бы и комбинезон такой соорудить.

Одежда для рыбалки и охоты зимой должна быть тёплой. Это мех. Чаще всего — овчина. Тяжёлая очень. Тогда как двигаться в некоторых ситуациях нужно очень даже резво. Здесь пух спасает. Шьют из тех же завтрашних уток (ну, и из домашней птицы, конечно, тоже) отличные штаны — под самые подмышки — и куртки («Подлиннее, чем твоя косуха!» — не преминул подойти с претензией к сыну Степаныч), а как основа используется плотный тик. Но даже под эти сравнимые с канадской «аляской» пуховики совсем не помешают охотнику и пояс, и наколенники из верблюжьей шерсти. Или вот, например, уже перед рассветом каждый из присутствующих наденет резиновые сапоги до самого паха — на целый день, до темноты. Толстые носки ступню от тлетворного влияния резины как-то защитят, а к этому и шерстяные наколенники полезными бы оказались — ревматоидный артрит, считай, на профилактике. Не простое дело — экипировка охотника. Ведь как потом в старости болят суставы, если заблаговременно о них не позаботиться... И ещё несколько часов посиделки у костра этой темы так или иначе касались.

Продолжение следует

Пояс эластичный согревающий лечебный содержащий верблюжью шерсть “ЛЕОНАРДА”

«« вернуться в рубрику «Рассказы о здоровье»